Вацлав Гавел – чешский политический деятель

Последний президент советской Чехословакии и первый глава «независимой» Чехии ныне покойный Вацлав Гавел являлся, скорее, представителем той самой политики, которую принято называть грязной. И на то у него, как это станет понятным из нашего дальнейшего изложения, были свои, сугубо личные, мотивы и причины.

Кто такой Вацлав Гавел

Ответ на этот вопрос чрезвычайно прост – он из той известной породы людей, которых принято называть политическими авантюристами. Такими были, например, первый президент Российской Федерации Борис Ельцин и всё его окружение. Такие очень любят власть, и ещё больше, до умопомрачения – самих себя во власти. Для таких мораль и совесть – понятия, вне всякого сомнения, отвлечённые. Зато двойные стандарты – всё.

Вацлав Гавел

Гавел же был из тех, кто «при первом же скачке расколется» – начинает отчаянно ломиться во власть, рваться на самые её вершины, и готов идти до самого конца, в прямом смысле по трупам идти, если надо, преследуя при этом исключительно личные цели, руководствуясь только собственными шкурными, своекорыстными интересами. Интересы же общественные при этом остаются далеко в стороне, отходят на второй план, а то и вовсе игнорируются.

Правда, в отличие от того же Ельцина и Ко, Гавел никогда не менял своей политической окраски, он всегда был ярым антисоветчиком, а позже – конченным русофобом, если угодно, умело маскировавшимся «крипто-фашистом». Да и таким клиническим (партийным) карьеристом, как Ельцин, Гавел уж точно не был.

Мы намеренно закавычили третье прилагательное в введении к данной статье – с приходом Вацлава Гавела к власти, довольно скоро, выйдя из сферы влияния СССР, его страна взяла курс на сближение с США и поддержку НАТО (одобрение Гавелом вторжения первых в Ирак в 2003 году и «гуманитарные бомбардировки» вторых в бывшей союзной Югославии в 1999 году – тому подтверждение), и не о какой независимой Чехии, точнее, ни о каком независимом внешнеполитическом курсе нового чешского государства не могло быть и речи.

Такова, однако, незавидная судьба всех без исключения мелких государств-лимитрофов – вечно следовать в фарватере государств крупных, будь то Советский Союз или Соединённые Штаты Америки.

И в этом мы опять же видим личные мотивы первого президента Чехии. Хотя сам Гавел был, в общем-то, действительно независимым – на сей раз без кавычек, ибо он никогда не принадлежал ни к одной из политических партий Чехии своего времени, не говоря уже о том, что и в деньгах он тоже не нуждался; Гавел был, как теперь говорят, финансово независимым – в том числе благодаря т. н. Бархатной революции и последующим реституциям, в результате которых он здорово «наварился».

Возможно, именно данный факт, вернее, оба этих обстоятельства вместе, позволили ему сохранять за собой пост главы государства на протяжении целых десяти лет.

С точки зрения официальной, впрочем, Гавел считался правозащитником, писателем, драматургом (оставим пока за скобками его писательский талант), ну и, конечно, «государственным и общественным деятелем». Из классических, но отнюдь не рядовых, вовсе не бедных диссидентов.

Краткая биография

Вацлав Гавел появился на свет 5 октября 1936 года в Праге в богатой чешской семье – всего за три года до превращения Чехословакии в марионеточное государство-протекторат Третьего Рейха и начала Второй Мировой войны.

Вацлав Гавел

Вскоре после войны он закончил начальную школу и, очевидно, в целях дальнейшей социализации был направлен из Праги в мужскую школу-интернат в старинном Подебрадском замке, которая изначально предназначалась для детей, оставшихся без родителей в годы Второй Мировой войны, но очень скоро превратилась в место, одинаково привлекательное для отпрысков представителей старой чешской довоенной буржуазной и новой послевоенной коммунистической элит.

При этом настоящие сироты, такие как знаменитый впоследствии Милош Форман, оказались в абсолютном меньшинстве – ситуация, отчасти напоминающая ситуацию во Втором доме собеса в Старгороде из романа «Двенадцать стульев» Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

После прихода к власти в послевоенной Чехословакии Коммунистической партии в феврале 1948 года семья Гавелов лишилась имущества, а Гавел-младший отчислен из школы – понятно, по политическим мотивам.

В 1954 году Гавел среднее образование всё-таки получил, а уже в следующем году он стал учащимся технического университета, в котором проучился до 1957 года, затем попытался было перевестись на Факультет кино в столичную Академию исполнительных искусств, но не сумел, и в итоге остался ни с чем, у разбитого корыта – обратно в университет его уже не приняли.

После армии работал в театре в качестве техника, а затем как не слишком талантливый драматург.

Социальное происхождения Гавела было до какого-то момента серьёзным препятствием на его пути к заветной цели – получить мало-мальски внятное гуманитарное образование. В 1966 году он, тем не менее, этой цели таки достиг, закончив обучение на театральном факультете упомянутой Академии.

В это же время начинаются первые запреты его «произведений» чешской цензурой и его неожиданное «признание» за рубежом – в капиталистическом мире.

После т. н. Пражской весны 1968 года началась диссидентская деятельность будущего чешского лидера, так или иначе продолжавшаяся до той самой «Бархатной революции». В это время он время от времени подвергался арестам, и даже успел отсидеть короткий тюремный срок.

Вацлав Гавел и «бархатная» революция

В дни т.н. Бархатной революции в ноябре – декабре 1989 года в Праге, сам сценарий которой был написан в «вашингтонском обкоме», Гавел выступил одним из вдохновителей, идеологов и лидеров «Гражданского форума», превратившегося в главное оппозиционное движение в стране. Личная популярность Гавела в эти несколько недель неуклонно росла и в итоге выбросила его на самый верх, в Пражский Град – уже 29 декабря того же года он был единогласно избран первым Президентом тогда ещё социалистической Чехословакии. А три с небольшим года спустя, 2 февраля 1993 года, неожиданно для самого себя, Гавел стал первым главой «независимой» Чехии.

Вацлав Гавел

Приход его к власти стал следствием прямого предательства стран социалистического лагеря сначала Горбачёвым, а затем и Ельциным, которые бросили эти страны на произвол судьбы.

В это же время в Чехии началось глумление над советскими символами, над символами освобождения Праги и Чехословакии от немецко-фашистских оккупантов, каким был советский (читай, русский) танк Т-34 на одной из площадей чешской столицы, который сначала выкрасили в розовый цвет, а потом и вовсе лишили башни. С точки зрения нового президента это было «лёгкой сатирой».

При этом мало кого волновало, что экипаж этого танка погиб при освобождении Праги в мае 1945 года.

О выбранном Гавелом внешнеполитическом курсе мы уже вкратце говорили выше: «Лучше больной Советский Союз, чем здоровая Россия», – бывало говаривал самодовольный мерзавец (если уж называть вещи своими именами) с представительскими полномочиями.

Саркастическая ухмылка Истории: вступая в должность главы государства Гавел присягал на советской, коммунистической конституции Чехословакии.

Первый президент Чехии и закон о реституции

Понятно, что в сложившихся обстоятельствах, Гавел просто не мог не воспользоваться служебным положением: ему кровь из носу, до чесоточного зуда необходимо было вернуть себе наследство предков, когда-то конфискованное коммунистами – до войны Гавелы владели строительной фирмой, киностудией «Баррандов», несколькими ресторанами «Люцерна», домами на набережной Влтавы в пределах Праги и так далее, и не без основания считалась одной из богатейших семей Чехии.

А в годы войны дядя первого главы Чешской Республики Милош Гавел сотрудничал с нацистами… Можем себе представить, среди каких и насколько озлобленных людей прошло детство и юность Гавела-младшего.

Однако, в связи с пособничеством семьи Гавелов нацистам, на конфискованное у них после войны и национализированное имущество принципы и предписания реституции не распространялись, а потому сами способы его получения Вацлавом Гавелом выглядят, мягко говоря, странными и даже незаконными – и, тем не менее, получил он это имущество одним из первых в стране. И даже успел его выгодно продать.

Впрочем, это-то как раз и не удивительно – для таких, как покойный Вацлав Гавел мораль и закон всегда были и будут на последнем месте. Ну да Бог им всем судья…